Кот Бегемот

Ожившая литература

Вот говорят, что чудовищное убийство Олегом Соколовым своей аспирантки Анастасию Ещенко - это ожившая достоевщина (некоторые знатоки литературы поправляют - скорее мамлеевщина). А я думаю, что это оживший мир ленинградских поэтов Олега Григорьева и Игоря Мальского - создателей знаменитых садистских стишков про электрика Петрова, про маленького мальчика, постоянно выдвигающего себя на премию Дарвина и т.д. Вот как бы Игорь Мальский описал эту ситуацию? Думаю, примерно так:

Старый профессор тело топил
Девушки той, что недавно любил.
Вдруг поскользнулся и в Мойку свалился,
Так вот по-глупому дядя спалился.

Если что, данный стишок - просто защитная реакция на весь этот дурдом и моё представление о том, что написал бы Игорь Мальский и почему я считаю, что он к этой ситуации ближе Достоевского или Мамлеева.

Кот Бегемот

Не дать теперь расчленить истфак!

Кот Бегемот

По "делу Соколова"

В ситуации с Соколовым паскудно то, что кропачевская администрация СПбГУ может воспользоваться скандалом и попытаться сделать то, что она сделать давно мечтает: ликвидировать Институт истории СПбГУ. И вот такого оборота допустить нельзя. Ни студенты, ни выпускники, ни преподаватели Института истории не виноваты в произошедшем и не должны никак пострадать от той волны негатива, которая сейчас, очевидно, выльется на истфак. Из-за одного больного ублюдка подставлен и оказался под угрозой весь исторической факультет (ныне Институт истории) с десятками преподавателей, сотнями студентов и тысячами выпускников. Сейчас надо готовиться не допустить любых попыток администрации СПбГУ под эту сурдинку упразднить истфак, как она это давно мечтает.
Кот Бегемот

Защитникам Соколова

Некоторое коллеги мне пеняли за то, что применительно к конфликту Соколова и Понасенкова я чётко придерживался гоголевской позиции: единственное положительное действующее лицо здесь - это смех. Почему де я не на стороне Соколова, которого травит нехороший Понасенков? Если бы я не знал Соколова, может я и поверил бы в то, что "честного историка травят плохие люди", но поскольку будучи выпускником исторического факультета СПбГУ, я Соколова знаю, поддерживать его я не имел никакой физической возможности. Очень мутный тип, который приставал к моим однокурсницам и известен общей неадекватностью любому, кто имеет отношение к истфаку. По-хорошему его без всякого Понасенкова надо было давно выгнать с факультета и поставить на учёт в ПНД и в полиции. А его зачем-то держали на факультете и ещё и защищали. Вот, дозащищались. Теперь по репутации исторического факультета нанесён удар чудовищный.

И сегодняшней новостью я нисколько не удивлён. На Соколова уже было заявление одной из студенток за угрозы убийства, но тогда он как-то отмазался. И его не уволили с факультета, хотя надо было, ведь понятно, что зная его бекграунд, рано или поздно что-то должно было случиться.


Основателя военно-исторической реконструкции в России Соколова подозревают в убийстве
Кот Бегемот

"Дело Соколова-Понасенкова" и его значение для историков

Вышел очередной выпуск сериала "Соколов VS Понасенков" (ссылок не даю, кто захочет – сам всё найдёт). Внешне всё выглядит смешно, вот только мысли происходящее навевает отнюдь не весёлые. Создан крайне опасный для всего сообщества историков прецедент, состоящий в том, что впервые при решении узко-профессионального исторического спора (кто первым высказал некую гипотезу о влиянии континентальной блокады на российскую экономику или о роли политики Александра I в эскалации конфликта между Россией и Францией) люди апеллировали к максимально широкой публике, к десяткам и сотням тысяч человек, разумеется, не имеющим ни малейшего отношения ни к изучению наполеоновских войн, ни к истории как таковой. Нет, разумеется, острые конфликты между историками в социальных сетях возникали и раньше, но их аудитория была очень небольшой. В нынешнем же случае масштаб вовлечения в исторический спор «широких народных масс» носит совершенно беспрецедентный характер.

Ролики Соколова и Понасенкова имеют сотни тысяч просмотров, под ними сотни комментариев, написанных хомячками как под копирку. Самое смешное, что можно взять комментарии из-под роликов Соколова и перенести их под ролики к Понасенкову, а комментарии из-под роликов Понасенкова перенести под ролики к Соколову и… никто не заметит разницы. Толпы хомячков пишут стандартные одобрямсы своему гуру и шлют виртуальные проклятия его противникам (Понасенков собственных хомячков разводит, а Соколов прибился к Гоблину и Климу Жукову и к его услугам ихние хомячки).


Разумеется, в реальности никто из этих толп хомячков в истории наполеоновской эпохи ни зуб ногой и оценить, кто – Соколов или Понасенков – прав в споре с профессиональной точки зрения, заведомо не в состоянии. Я вот, будучи профессиональным историком, и то не берусь этого делать, поскольку я не новист, а медиевист и занимаюсь совершенно другой эпохой. Хомячкам же всё не по чём. На самом деле, круг людей, серьёзно разбирающихся в некоей проблеме, всегда крайне узок. Реальную ценность имеет только мнение тех, кто специально занимается конкретной темой и имеет посвящённые ей специальные работы. Collapse )
Кот Бегемот

Л.С. Клейн

Пришла новость, что умер петербургский археолог Лев Самуилович Клейн - человек неоднозначный, но интересный. Вот ведь какой парадокс: в науке я с ним не согласен почти ни в чём, но по-человечески он был мне во многом весьма симпатичен. Во-первых, Клейн всегда писал в диалогичной манере как бы разговаривая с читателем и приглашая его проследить за своими мыслями (это редкое качество, большинство авторов пишет в монологичной манере, просто декларируя некую позицию). Во-вторых, он не игнорировал существование оппонентов, а старался отвечать им и объяснять, почему он считает так, а не иначе, любил сравнивать разные идеи (тоже редкое качество, большинство авторов пишут в стиле "я так вижу"). В-третьих, он обладал огромной жаждой познания, которая сохранялась у него до конца жизни не смотря на преклонный возраст (тоже редкое качество: большинство людей жажду познания утрачивают годам к 30-40, а дальше просто "доживают"). Не случайно именно под конец жизни он издал целый ряд книг (реальная их ценность, конечно, далеко неодинакова: от действительно важных до совершенно проходных - петь дифирамбы найдётся кому и без меня, а я говорю что думаю) - понимая, что скоро умрёт, человек с жадностью ловил последние глотки доступного ему познания, на сколько мог...

Когда умирают корифеи близких тебе взглядов, испытываешь чувство утраты (я его испытывал, когда узнавал о смерти С.Н. Азбелева или А.Н. Сахарова). Когда умирают корифеи-оппоненты, испытываешь чувство растерянности. Но есть что-то, что выше научных разногласий - это жажда творческого поиска и любовь к нему, которая может объединить людей разных взглядов и быть основой для взаимоуважительного диалога между ними. А у Л.С. Клейна эти качества присутствовали сполна.
Кот Бегемот

Русский каганат и "третий путь" поисков начальной Руси

Моя статья

Работы Дмитрия Тарасовича Березовца и проблема локализации Русского каганата // Исторический формат. 2018. № 3-4. С. 176-245

Известный советский археолог Дмитрий Тарасович Березовец (1910-1970), открыватель пеньковской и волынцевской культур, сформулировал и наметил третий путь в поисках начальной Руси, резко отличный от большинства как "норманистских", так и "антинорманистских" теорий: ранние русы во главе с хаканом, известные из восточных и западных источников, по мнению Березовца были аланами, носителями салтово-маяцкой археологической культуры: памятники салтово-маяцкой культуры располагаются ровно на том месте, где ранние восточные авторы локализуют русов, а этнографические описания русов у восточных авторов в точности соответствуют этнографическому портрету аланов, рисуемому по археологическим материалам (к сходным выводам о локализации Русского каганата в регионе Верхнего Дона и аланской этнической основе данной политии в тоже время пришёл русский историк эмигрант Г.В. Вернадский, причём Вернадский и Березовец, видимо, не знали о работах друг друга и независимо пришли к общему выводу: Русский каганат письменных источников - это аланское политическое объединение в верховьях Северского Донца и Дона).

К сожалению, все соответствующие работы Д.Т. Березовца были опубликованы после безвременной смерти учёного, поэтому полноценного обсуждения новой концепции не состоялось, а поскольку она противоречила всем господствующим подходам и теориям (как "норманистским" попыткам связать русов со скандинавами, так и "антинорманистским" поискам руси в Среднем Поднепровье), то не смотря на весь научный авторитет Д.Т. Березовца, была волюнтаристски забыта (ну а концепции Г.В. Вернадского в СССР можно было обсуждать только в рамках «критики буржуазной историографии»). Только в конце 90-х - начале 2000-х годов в работах В.В. Седова и Е.С. Галкиной концепция Русского каганата как особой политии на юго-востоке Европы была возращена в актуальный историографический контекст. В статье рассмотрена историография дискуссии о Русском каганате и показаны возможности дальнейшего сопоставления этнографического описания русов в восточных источниках с археологическими материалами салтовской культуры, намеченного в работах Д.Т. Березовца.
Кот Бегемот

Первое поколение историков-марксистов

Судьба первого поколения советских историков-марксистов сложилась достаточно трагически. В 20-е - начали 30-х они выступили в роли погромщиков, уничтожавших старую "буржуазную" русскую историческую науку и расчистили поле для строительства новой марксистской историографии, но к процессу самого строительства допустили лишь часть из них. В то время как другая часть оказалась советской власти больше не нужна и словно первая ступень ракеты, исчерпавшая свой ресурс, была отброшена, и подверглась репрессиям. Показательна в этом отношении судьба Михаила Мироновича Цвибака (1899-1937), с одной стороны одного из самых ярких историков 20-30-х гг., человека внесшего серьёзный вклад в разработку ряда концепций, ставших потом базовыми для советской науки, а с другой - жестокого гонителя "классовых врагов на историческом фронте". В 1937 г. М.М. Цвибак был арестован за причастность к троцкистско-зиновьевской оппозиции и приговорён к расстрелу. Имя его было надолго вычеркнуто из историографии и фактически забыто, а то, что он сделал, стало приписываться другим людям. Например, концепция древнерусского феодализма, в создание которой М.М. Цвибак внёс значительный вклад, стала считаться разработанной в основном одним Б.Д. Грековым.

О М.М. Цвибаке рассказывает статья В.С. Брачева Историк Михаил Миронович Цвибак и его судьба
Кот Бегемот

Два автора Повести временных лет и проблема объёма летописной работы Нестора

Вышла моя статья

Два автора Повести временных лет и проблема объёма летописной работы Нестора // Вестник «Альянс-Архео». 2019. Вып. 29. С. 3-60

В статье предложено новое решение проблемы соотношения редакций "Повести временных лет", представленных в Лаврентьевском и Ипатьевском летописных сводах, и вопроса об их авторстве. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях авторами "Повести временных лет" названы совершенно разные люди.

В Лаврентьевской летописи в начале ПВЛ ничего не говорится о её авторстве. Зато в неполной статье под 6618 (1110) годом, которой здесь заканчивается ПВЛ, в конце имеется запись, указывающая, что автором данного "летописца" является игумен монастыря святого Михаила Сильвестр: "Игуменъ Силивестръ святаго Михаила написахъ книгы си лѣтописець, надѣяся отъ Бога милость прияти, при князи Володимерѣ, княжащю ему Кыевѣ, а мнѣ в то время игуменящю у святаго Михаила въ 6624, индикта 9 лѣта; а иже чтеть книгы сия, то буди ми въ молитвахъ".

В Ипатьевской летописи данной записи нет (и само повествование в статье 6618 г. там не обрывается на соответствующем месте, а продолжается дальше), зато здесь авторство ПВЛ обозначено в самом её начале и автором назван монах другого монастыря – Печерского: «Повѣсть временныхъ лѣт черноризца Федосьева манастыря Печерьскаго», причём в Хлебниковском списке указано и его имя - Нестор.

Соединение этих двух вариантов авторства ПВЛ находим в Радзивиловской летописи (начинается ПВЛ в данной летописи с упоминания «черноризца Федосьева монастыря Печерьскаго», а в статье 6624 года читается приписка об авторстве Сильвестра), что ведёт к выводу о соединении в данной летописи традиций протографов как Лаврентьевского/Троицкого так и Ипатьевского/Хлебниковского списков.

Вот уже больше двухсот лет историки пытаются разгадать эту загадку и определить, кто же был автором основного текста Повести временных лет и сколько было редакций данной летописи, но тайна двух авторов Повести временных лет и по сей день не имеет общепринятого надёжного решения, всё также интригуя пытливые умы как и много лет назад. В статье обосновано новое решение данной проблемы и реконструирован текст, который может быть атрибутирован как принадлежащий Нестору.

Кот Бегемот

Неладно в историческом королевстве... Выпуск 2

В продолжение темы того, что происходит на историческом факультете (ныне Институт истории) СПбГУ и в университете в целом и той политики разгрома университета, которую проводит его нынешняя администрация. Заслуженные учёные ей совершенно не нужны. Кто не вписывается в поворот и текущую политическую ситуацию - того с вещами на выход не взирая на лица. Вы можете как Игорь Яковлевич Фроянов проработать деканом факультета восемнадцать лет, вы можете быть живой легендой университета, вы можете быть лидером научной школы ленинградских-петербургских историков-древнерусистов, которая составляет уже три поколения, но это ничего не значит - вас без всяких сантимнетов готовы выкинуть как старую калошу. В Санкт-Петербургском университете ломают его хребет - научные традиции и школы, которые потом невозможно будет восстановить.