?

Log in

No account? Create an account
20 ноя, 2010 @ 13:43 О формировании зарубинецкой культуры
About this Entry
Из книги Александра Андреевича Егорейченко Древнейшие городища Белорусского Полесья (VII-VI вв. до н.э. - II в. н.э.). Минск,1996.

Гораздо большего внимания заслуживает гипотеза Ю.В. Кухаренко. Проанализировав различные стороны материальной культуры зарубинецких племен, он убедительно показал, что их генезис связан с носителями поморской культуры на ее заключительной стадии, получившей название культуры подклешевых погребений.

Родство этих племен подтверждается наличием общих черт в погребальной обряде, керамике, домостроительстве. Для носителей зарубинецкой культур был свойственен обычай кремации, причем имеются погребения с повторением таких особенностей, которые характерны для подклешевых племен, в частности имитация каменных ящиков путем выкладки могильной ямы черепками.

Помимо общих черт в погребальном обряде имеется сходство и в керамическом комплексе этих двух культур. Так, например, определенные типы зарубинецких бугристых сосудов, кружек, лощеных урн, горшков, мисок и покрышек находят прямые аналогии в древностях подклешевой культуры. Совпадают и некоторые виды орнаментации сосудов: бороздчатые расчесы, пальцевые вдавления по плечикам или по венчику, налепной валик на тулове (Кухаренко. 1960. С. 282, 233).
Отмеченные Ю.В. Кухаренко общие черты двух культур были в дальнейшем подкреплены К.В. Каспаровой на конкретном материале из раскопок зарубинецких могильников Полесья (Каспарова. 1969. С. 262, 263. Каспарова. 1972. С. 56, 67).

Генетическая связь зарубинецкой культуры и подклешевой прослеживается не только в погребальном обряде и в керамическом комплексе, ко также и в домостроительстве, на что исследователи меньше обращали внимания. И углубленные срубные жилища, и наземные дома столбовой конструкции, характерные для полесского и верхнеднепровского вариантов зарубинецкой культуры, находят себе близкие аналогии среди построек поморских племен. В частности, срубные полуземлянки известны по раскопкам в Коморниках и Бресте-Куявском (Kostrzewski. 1939. С. 275. Рис. 27; Jaidzewski 1939. С. 108), а наземные столбовые жилища выявлены в Гданьске-Оливе (Luka. 1966. С. 107. Рис. ХХХII:2). Кстати, одно из таких жилищ выявлено автором на зарубинецком селище близ г. Давид-Городка в центре Полесья, где ранее подобные постройки считались нехарактерными (Свод... 1990. С. 390).

Все вышеперечисленные доводы довольно убедительно свидетельствуют о главенствующей роли на территории Белоруссии поморско-клешевого компонента в сложении зарубинецкой культуры. Попытка Л.Д. Поболя показать, что урны зарубинецкого облика встречаются не только в погребениях поморской культуры, ко и в гальштатских могильниках Болгарии, а также в погребениях бронзового века на территории Венгрии, что расчесы свойственны и для кельтской керамики, а ящичные захоронения характерны как для поморских, так и для гето-дакийских племен (Поболь,1971.С. 181) - не только не опровергает, но наоборот, на мой взгляд, поддерживает точку зрения Ю.В. Кухаренко, поскольку весь этот комплекс черт в совокупности встречается только у носителей культуры подклешевых погребений и, следовательно, только он может служить тем базисом, на котором сложились зарубинецкие племена.

Наконец, о западном происхождении основного формирующего компонента зарубинецкой культуры может свидетельствовать картографирование ее поселений. Известно, что для подклешевых племен характерны неукрепленные поселения, в то время как у зарубинцев известны и городища и селища, причем последние в чистом виде без сочетания с городищами концентрируются главным образом в западной части Полесья, в то время как на востоке преобладают укрепленные поселения. Смена типов мест обитания в широтном направлении, а также дополнительное укрепление зарубинецкими племенами оборонительных сооружений на бывших милоградских городищах, по-видимому свидетельствуют о продвижении зарубинецкого населения на восток и северо-восток в среду чуждых племен, вынуждая его применять эффективные методы для своей защиты.