?

Log in

No account? Create an account
6 май, 2019 @ 11:43 Социальный инжиниринг 1937 года
About this Entry
Террор 1937-1938 годов был отнюдь не хаотичен, а наоборот, вполне точно продуман и осуществлён. Вопреки мифам роль доносов там была очень скромной, большинство людей было репрессировано по спискам, в течении ряда лет составлявшихся в ГПУ-НКВД. Целью репрессий был разгром трёх социальных групп, которые власть считала необходимым уничтожить: (1) Бывших "левых", "правых" и прочих партийных оппозиционеров и сочувствующих 20-х - начала 30-х годов (таковых было много, ибо никто не знал, кто победит во внутрипартийной борьбе); (2) Деятелей "старого режима" (бывшие дворяне, купцы, священники, царские чиновники и т.д.); (3) Профессиональных преступников-рецидивистов. Вот эти три группы громились и уничтожались в 1937 году целенаправленно и осмысленно.
[User Picture Icon]
From:misha_makferson
Date:Май, 6, 2019 08:52 (UTC)
(Permanent Link)
Вообще-то по статистике самая многочисленная группа из подвергнутых репрессиям составляла категория характеризовавшаяся в документах как "бывшие кулаки".
[User Picture Icon]
From:gercenovec
Date:Май, 6, 2019 09:51 (UTC)
(Permanent Link)
Про категорию "бывшие кулаки" выше уже написали. Их действительно было поболе репрессировано, чем бывших оппозиционеров или дворян и попов.

Ещё можно вспомнить про национальные операции (польская, немецкая и т. д.).

А по поводу списков, "в течении ряда лет составлявшихся в ГПУ-НКВД"...
Процитирую работу Никиты Петрова о Марка Янсена, посвящённую биографии Ежова. Они пишут, что когда в начале июля 37-го Ежов разослал начальника региональных УНКВД приказ с требованием сообщить в Москву о количестве учтённых кулаков и уголовников, то выяснилочь, что с учётом всё очень плохо:

"В Москву поступали сообщения с мест с данными о числе кулаков и уголовников, которых нужно расстрелять или заключить в лагеря. И выяснилось, что никакого более или менее налаженного и достоверного учета этих «контингентов» нет. Большинство шифротелеграмм от региональных партийных руководителей, полученных в ЦК, содержали «примерные» или «ориентировочные» оценки числа учтенных кулаков и уголовников или предусмотрительную фразу о том, что «выявление продолжается» и в дальнейшем цифры могут увеличиться. Другие сетовали на недостаток времени и просили дополнительный срок для предоставления данных. Так, из Казани первый секретарь обкома 4 июля писал: «Проверили, учета сколько-нибудь удовлетворительного указанных категорий кулаков и уголовников НКВД не имеет. Поэтому прошу изменить решение той части, в которой говорится — в пятидневный срок… дав срок месячный». Отсутствие на местах точных количественных данных о намеченных к арестам и расстрелам и предопределило появление так называемых «лимитов», когда в Москве на основе полученных с периферии цифр старались заранее определить, сколько в том или ином регионе разрешить расстрелять людей. Конечно, при таком подходе размеры репрессий планировались в Москве с некоторым «запасом»".
(Петров Н., Янсен М. "Сталинский питомец" - Николай Ежов. М., 2009. С. 97-98).
А потом эти лимиты, как известно, ещё несколько раз увеличивали.

По-моему, репрессивные операции 1937-1938 годов больше напоминают не исполнение заранее продуманного чёткого плана, а какую-то гигантскую, спешную и не очень продуманную импровизацию.
[User Picture Icon]
From:misha_makferson
Date:Май, 6, 2019 10:01 (UTC)
(Permanent Link)
>По-моему, репрессивные операции 1937-1938 годов больше напоминают не исполнение заранее продуманного чёткого плана, а какую-то гигантскую, спешную и не очень продуманную импровизацию.

Умноженную на крайне плохое качество нижних слоев бюрократии. Зачастую товарищи чекисты на местах читали по складам и писали с ошибками. Какой там детальный документальный учет. Когда в НКВД волнами отправляли по комсомольским путевкам это не потому, чтобы поставить "молодых и верных", это потому, что молодые выпускники ВУЗов не только читают свободно, но и ещё из прочитанного большую часть понимают.