?

Log in

No account? Create an account
15 апр, 2010 @ 21:53 Об "источниковедении" и "построении обобщающих теорий"
About this Entry
Если несколько огрубить, то есть, говоря сугубо условно, два типа историков: "эмпирики" и "теоретики". В последне время всё чаще можно услышать о неприятии каких-то "концепций" и любви к "источниковедению". Спору нет: советская наука, уходившая нередко в "сплошное теоретизирование" нередко в ущерб "источнику и факту" ((с) А. Е. Пресняков) совершила тут серьёзную ошибку. Но не меньшей ошибкой является и бегство от "концептуализирования", которое нередко (в качестве своеобразной реакции на излишнюю увлечённость "теориями" в советской науке) наблюдается в современной историографии.

На самом деле "источниковедческие" и "теоретические" вопросы никоим образом не отменяют друг друга (как, например, могут "отменить" друг друга вопросы о, скажем, вставках из владимирского летописания в галицко-волынскую летопись и о социальной природе княжеской власти в Киевской Руси - ?) и стоят, скажем так, в разных плоскостях, образуя при этом неразрывное диалектическое единство. Невозможно адекватно понять источник без понимания контекста эпохи и в равной мере нельзя понять эпоху, не изучив самым доскональным образом источник.

Философкой сновой позиции "эмпириков" являтся классический позитивизм Ланглуа, Сеньобоса, Леопольда фон Ранке и т. д. с его известной базовой формулой: "источник всё скажет сам за себя. Задача историка - макимально точно передать его содержание". Однако, уже скоро сто лет, как эта позиция была решительно (и спрведливо) отвергнута "школой Анналов", начавшей в своё время "бои за историю", которые, как говорил один из её основателей Люсьен Февр, велись против "обветшалой историографии, отказывавшейся видеть за выписками из каталожных карточек жизнь живых людей" и заставлявшей крестьян пахать "не плугами, а картуляриями" и т. д. и т. п. На смену названной позитивистской формуле предполагавшей "допрос" историком источника Марк Блок, Люсьен Февр и другие классики "школы Анналов" выдвинули двуединую формулу:

1) Диалог [а не допрос - !] историка и источника;
2) Диалог историка и изучаемой им эпохи.

То есть, проще говоря, то самое диалектическое единство "источниковедения" и "теоретичских обобщений", о котором я говорил выше. Игнорировать теоретический уровень познания ни в коем случае не допустимо и путь, по которому призывают пойти нашу историческую науку противники построения "обобщающих теорий" (вернуться к ранкианскому позитивизму с его практически полным отказом от перехода с "эмпирического" уровня на "теоретический") мне кажется тупиковым. Точно таким же тупиковым, как и путь "сплошного теоретизирования". Оба они разными дорогами ведут в один и тот же тупик.
[User Picture Icon]
From:ilija_a
Date:Апрель, 15, 2010 18:42 (UTC)
(Permanent Link)
Насколько я знаю, немецкая историография 19 века отвергала позитивизм. Ранке скорее представитель немецкого иделистического историзма.
[User Picture Icon]
From:sverc
Date:Апрель, 15, 2010 19:03 (UTC)
(Permanent Link)
В плане методологии истории Ранке считается [и справедливо] одной из "вершин" позитивизма.
[User Picture Icon]
From:ilija_a
Date:Апрель, 15, 2010 19:26 (UTC)
(Permanent Link)
Ранкеанство проусуществовало в Германии чуть ли не до 60-х гг. прошлого века, это, прежде всего, акцент на историзме. Позитивизм, скорее, французское явление, вершиной котрого были работы Ланглуа и Сеньобоса. А Ранке близок к позитивизму лишь в том, что признавал авторитет источника, без которого не может быть историка. Так ведь и сейчас источник ценят очень высоко.
[User Picture Icon]
From:sverc
Date:Апрель, 15, 2010 20:07 (UTC)
(Permanent Link)
"Так ведь и сейчас источник ценят очень высоко".

Проритет источника всегда был, есть и будет. Тут нет вопроса. Вопрос, скажем так, в том, КАК этот приоритет наиболее адекватно выразить?
[User Picture Icon]
From:torvard
Date:Апрель, 15, 2010 19:51 (UTC)
(Permanent Link)
Эмпирической науки попросту не бывает - это оксюморон. Наука (не важно, точная гуманитарная) в современном понимании слова предполагает наличие теории, методологии и прочих "заумных" вещей. А вот подобные любители "правды фактов, трудом добытых в поле", каковых немало встречается например среди археологов, когда начинают выдвигать разнообразные умозрительные гипотезы, то хоть святых выноси.
[User Picture Icon]
From:sverc
Date:Апрель, 15, 2010 20:34 (UTC)
(Permanent Link)
Да, разумеется, разделение историков на "эмпириков" и "теоретиков" сугубо условно, о чём я сказал. Любая, даже самая "первичная" обработка [любого] источника требует знания определённой методологии.

Просто, скажем так, разные историки в своей "обработке" источников останавливаются на разных ступенях: кто-то на первичной, кто-то на вторичной и т. д. При этом некоторые поднимаются так "высоко", что вообще начинают терять контакт с источником и получается известно что. Пример - тот же наш с Вами любимый Л. С. Клейн. Причём он "поднялся" ещё отнюдь не на самый верх.

Я, собственно, и порассуждал немного о том, как сохранить баланс между источниковедением и некими теоретическими обобщениями "высшего порядка" [хотя это ещё не самый выший - выше обобщающие историко-социологические учения типа марксизма] типа теории "городов-государств Древней Руси" Фроянова, "кочевого феодализма" и т. д.