?

Log in

No account? Create an account
22 май, 2014 @ 20:26 О законах истории
About this Entry
Вопрос о том, существуют ли в истории человеческого общества некие неумолимые объективные законы, по которым она развивается, является одним из сложнейших в исторической науке и не имеет однозначного общепринятого ответа по сей день. Хотя именно от ответа на него зависит и ответ на вопрос о том, является ли история наукой или представляет собой лишь рябь случайных событий, сумму неких субъективно осмысляемых каждым отдельным исследователем больших и маленьких, занимательных и не очень "историй".

При этом, как ни парадоксально, но большинство историков всерьёз и не задумывается над означенной проблемой, работая над какой-нибудь своей небольшой темой, де-факто воспринимая историю во втором из указанных ключей. Между тем, известный советский историк и теоретик истории Б.Ф. Поршнев совершенно верно констатировал, что "Тот, кто изучает лишь ту или иную точку исторического прошлого или какой-либо ограниченный период времени, - не историк, он знаток старины, и не больше: историк только тот, кто, хотя бы и рассматривая в данный момент под исследовательской лупой частицу истории, всегда мыслит обо всем этом процессе" [Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. СПб., 2007. С. 41].

То обстоятельство, что большинство лиц с историческим образованием и даже работающих по специальности - это не более, чем просто знатоки старины, также, безусловно, сказывается на том, что познание объективных законов истории находится на совершенно неудовлетворительном уровне (зачастую те, кто работают именно над этой - теоретической - стороной истории сталкиваются с полным непониманием коллег - "знатоков старины"). Хотя интересовали они пытливые умы ещё со времён Геродота. Однако, сразу возникает вопрос: а достаточно ли у нас накопилось материала для попытки приближения к формулировке законов развития исторического процесса? Со времён Геродота его количество выросло в несколько раз: во-первых, прошло 2,5 тысячи лет, во-вторых, наши знания о человеческой истории "опустились" на тысячелетия вниз. Даже о догеродотовом прошлом Греции мы знаем несравненно больше "отца истории", это не говоря про Древний Восток, цивилизации Америки, неолит, мезолит, палеолит... Видимо, материала у нас уже достаточно если не для полного понимания законов истории, то хотя бы для первого приближения к оному.

С теоретической точки зрения первостепенное значение имеют наблюдения над цивилизациями Америки, развивашимися совершенно независимо, показывающие, что при ряде локальных особенностей их развитие шло типологически тем же путём, что и первых цивилизаций Евразии. Значит, общая "матрица истории" существует и все человеческие общества идут единым магистральным путём.

В дело превращения истории в объективную науку, изучающую объективные законы, за период после Маркса наибольший вклад внёс, как я считаю, помянутый Б.Ф. Поршнев, замечательный теоретик истории(слово "историософ" мне не нравится). Так что нам есть чем гордиться. Во всяком случае, мне не известен ни один западный теоретик исторического процесса, который бы сделал для этого больше Поршнева. Но, как говорится, нет пророка в своём отечестве, Поршнева затравили при жизни, сильно недооценёнными его работы в России остаются и сейчас, наши историки предпочитают повторять зады западных теоретиков. По моим наблюдениям на бездуховном загнивающем Западе работы Поршнева оцениваются несравненно выше, чем в нашей высокодуховной стране, часто не ценящей по достоинству свои умы.

Здесь я не касаюсь теории Поршнева о происхождении человеческого сознания - это отдельная тема (кое-что на сей счёт я когда-то писал), так как его теория исторического процесса имеет, я считаю, полностью самодостаточное значение, которое сложно переоценить. Повторяю: по моему мнению работа Поршнева - это крупнейший после Маркса шаг в деле превращения истории в объективную науку.

Если кратко резюмировать теорию исторического процесса Б.Ф. Поршнева, то суть её будет в следующем (а вообще, конечно, советую всем прочитать его замечательную книгу, которая должна быть одной из настольных для любого историка, чем бы он ни занимался).

1) Краеугольным камнем теории Поршнева является постановка вопроса об историческом нуле - точке, в которой начинается человеческая история как история социальная, отличная от истории биологической. При этом социальная история пошла настолько быстрее биологической, что последняя в точке исторического нуля и далее может быть приравнена к неподвижности. Исторический нуль, момент начала человеческой истории, был хотя и не мгновенным, но весьма сжатым во времени. Это был момент, когда сформировалось человеческое сознание в нашем его понимании существующее до сих пор. Как бы это ни произошло (не зависимо от того, принимаем мы или нет собственную концепцию Поршнева о генезисе человеческого сознания), речь должна именно о моменте, так сказать, полного пробуждения разума. Не о накоплении предпосылок и т.д., а именно о моменте выхода окончательно сформированного человеческого разума, принципиально не отличающегося от нашего, на историческую арену. Этот момент и есть исторический нуль.

2) В точке исторического нуля был задан вектор всей последующей человеческой истории. Это можно сравнить с разжатием пружины. Пружина разжалась, исторический процесс стартовал. При этом развивается он по закону отрицания отрицания. Человечество неуклонно движется к состоянию полностью противоположному тому, которое было в точке исторического нуля. Достижение этой полной противоположности произойдёт, соответственно, в точке исторического максимума. Её достижение будет концом истории в нашем её понимании. То, что будет происходить за этим (возможно, в соответствии с законом отрицания отрицания начнётся движение к точке новой противоположности) находится полностью за гранью нашего понимания и наших предсказательных возможностей.

3) Исторический процесс непрерывно ускоряется. Непрерывная акселерация - одно из основных свойств исторического процесса. Плотность исторических событий, изменений исторической среды, непрерывно нарастает по экспоненте. Это экспоненту можно вычислить и вычертить (Поршнев дал её набросок), соответственно, можно вычислить точку исторического нуля на нашей хронологической шкале.

Из этих общих положений Поршнев вывел множество частных моментов, о которых можно говорить очень долго. В качестве примера приведу один. Поршнев констатирует, что если мы зададимся вопросом, чем хомо сапиенс как биологическая единица отличается от других, то одним из принципиальных отличий будет то, что только человек способен к абсурду. Соответственно, всю историю человечества можно рассматривать как последовательное преодоление этого явления (видимо, господствовавшего в точке исторического нуля*) - неуклонное упорядочивание человеческого мышления, его дезабсурдизацию.

* Вспомним наскальную живопись. Археологи и иже с ними обычно трактуют её как "яркое свидетельство человеческого разума", хотя психологи совершенно независимо от Поршнева всё чаще сравнивают эти рисунки с рисунками детей и людей с расстройствами психики, т.е. перед нами свидетельство не "человеческого разума", а напротив - детского, "абсурдного", уровня сознания.
[User Picture Icon]
From:basilius_rufus
Date:Июнь, 2, 2014 09:53 (UTC)
(Permanent Link)
Если б историки интересовались сравнительной этологией, то, возможно, поняли бы, что многое, затронутое Поршневым, объяснимо без его фантастической гипотезы о распаде человеческого вида на хищный и не хищный. Например, Вам стоило бы прочесть "Агрессию" Конрада Лоренца (светлой личностью не назовешь, но дело в том, что темные личности разбираются в людях лучше, чем все гуманисты Земли вместе взятые...) Наследие Поршнева изучать надо, но некритическое отношение может далеко завести. Диденко уже сотворил миф (От трудов Диденко и до Климова недалеко... :))) )
Что касается "магистрального пути развития цивилизации", то формационную "лестницу", видимо, можно построить только в воображении. Типы обществ менялись, но почему реализовавшуюся последовательность их возникновения можно считать закономерной? Могла реализоваться другая последовательность. А вот циклические процессы в истории очевидны. Их известно много...