sverc (sverc) wrote,
sverc
sverc

К объективизации понятия "политическая травля историка"

Некоторое время назад я обсуждал в фейсбуке, в группе "Клуб друзей вольного исторического общества" с историками, позиционирующими себя как представители либеральных взглядов, ситуацию, возникшую с известным писателем и историком Львом Прозоровым (его книги были изъяты для проверки на "экстремизм"). Там же речь зашла и об относительно недавней травле профессоров истфака МГУ А.И. Вдовина и А.С. Барсенкова.

И выяснилась интересная деталь: разные историки по-разному определяют само понятие "травля историка", соответственно то, что одни травлей считают, другие в качестве таковой не рассматривают. А точнее, если называть вещи своими именами, то подход большинства историков к политической травле их коллег прозрачен и ясен как слезинка: если нехорошие "они" травят хорошего историка правильных, то есть наших взглядов, то это ужас-ужас-ужас, а вот если хорошие "мы" травим нехорошего историка неправильных, то есть противоположных нашим взглядов - это замечательно. Соответственно, как это ни ужасно, но огромное количество российских историков не только не видит ничего зазорного в том, чтобы поучаствовать в политической травле своих коллег, но и с радостью готово в неё вписаться, а после недоумевать: "а что мы плохого сделали?".

Выход из ситуации я вижу только один: разработку объективных критериев понятия "политическая травля историка". Таких, которые были бы одинаковыми для всех во всех условиях и никак не зависели бы от чьего-то личного отношения к Иосифу Сталину или Егору Гайдару.

Я могу предложить четыре таких критерия. Если хотя бы три из них выполняются, значит можно говорить о том, что имеет место политическая травля историка. Рассмотрим их, а в качестве примера возьмём помянутое "дело Вдовина-Барсенкова" как одно из недавних (на их место можно поставить кого угодно, хоть А.Б. Зубова и ситуацию с его увольнением из МГИМО, хотя конкретно в этом случае травли, т.е. масштабной проработочной кампании как таковой не было, человека просто по-тихому пытались уволить):

1) Можно говорить о политической травле историка если против него выдвигаются вненаучные идеологические по характеру обвинения. Именно такие обвинения выдвигались против Вдовина и Барсенкова - их обвиняли в "сталинизме", "разжигании розни" и т.д. вплоть до ни много ни мало "изощрённого саботажа цивилизационного развития России". Ничего из перечисленного не имеет к науке ни малейшего отношения, это чисто идеологические ярлыки.

2) Можно говорить о политической травле историка если в ней принимает участие большое количество лиц, не имеющих отношения к исторической и смежным наукам, которые не могут дать научной оценки проблемы, но легко могут устроить идеологическую свистопляску. В травле Вдовина и Барсенкова принимало участие огромное количество всевозможных журналистов-публицистов, не имеющих отношения к науке. Зачинщик травли, господин Сванидзе, хотя и имеет диплом исторического факультета, никогда не работал по специальности, не имеет научных работ и как учёный-историк никому не известен. Зато как политикан он известен широко.

3) Можно говорить о политической травле историка если звучат призывы к административной (а тем более уголовной) расправе, например, увольнению. В ходе травли Вдовина и Барсенкова призывы к их увольнению с истфака МГУ звучали постоянно, например, поянутый Сванидзе призывал выгнать их из профессии. Более того, он же говорил и о том, что их надо судить за "разжигание розни", что вообще грозило вывести всю эту историю на принципиально новый уровень и отправить нас прямиком в 1937 год, видимо, очень симпатичный господину Сванидзе.

4) Можно говорить о политической травле историка если в ней принимают участие государственные или квазигосударственные структуры. "Дело Вдовина-Барсенкова" рассматривалось в Общественной палате. Сколько там профессиональных историков? Точно не знаю, но что-то мне подсказывает, что их число там находится в пределах статистической погрешности, соответственно, никакой профессиональной оценки спорных вопросов она дать не может, а может оценить только то, насколько идеологически правильно работают историки.

Ещё раз подчёркиваю: на место Вдовина и Барсенкова можно поставить любого другого историка, подвергшегося травле и посмотреть, как работают предложенные мной критерии.

З.Ы. В своё время я внимательно следил за "делом Вдовина и Барсенкова" и активно выступал в их защиту. Скажу сразу, что я занимаюсь домонгольской Русью и не могу строго профессионально оценить все спорные вопросы, связанные с их пособием (сколько было дезертиров каких-то национальностей, как оценивать Сталина и т.д.). Но с другой стороны такая отстранённость могла мне позволить увидеть суть происходящего. Суть я видел в следующем: могут ли историки свободно писать историю так как они считают нужным, или государство в лице в данном случае господина Сванидзе будет им приказывать как это делать. Вот это для меня было важно, а всё остальное - вторично. С тем, правы или нет Вдовин и Барсенков в оценке тех или иных спорных вопросов, должно разбираться сообщество историков самостоятельно, без помощи Сванидзе, Общественной палаты или Следственного комитета.
Tags: заметки, история, наука в России, текущее, учёные
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments