sverc (sverc) wrote,
sverc
sverc

Именьковская культура и некоторые проблемы научной этики

Если бы меня сейчас спросили, какая наука важнее всего в наше время? Языкознание? - Я ответил бы - нет. -Физика? - Нет, не физика. Сейчас для нас важнее всего этика

В.И. Абаев


Взяться за весьма редкое по нынешним временам дело - написание ответа на рецензию меня побудили обстоятельства, мягко говоря, весьма своеобразные. Ответственный редактор моей книги «Ранние славяне в Среднем Поволжье (по материалам письменных источников)» (СПб.; Казань, 2011) казанский историк Александр Викторович Овчинников отправил летом 2011-го года черновой текст её рукописи самарскому археологу Н.А. Лифанову с предложением быть рецензентом книги. К сожалению, ни я, ни А.В. Овчинников не знали на тот момент, что за человек этот Н.А. Лифанов. Человек оказался начисто лишенным малейших моральных устоев, так как из-за выявившихся принципиальных концептуальных разногласий по вопросу раннего славянского присутствия в Среднем Поволжье, он решил сорвать издание книги, а для этого пошёл на заведомую подлость: в нарушение элементарных правил научной и человеческой порядочности Н.А. Лифанов выложил вместе со своей отрицательной "рецензией" черновой текст неопубликованной книги во всеобщий доступ в интернете, не спросив разрешения ни у меня, ни у А.В. Овчинникова. Как подобное назвать - я даже не знаю.

Интересно, что крайне агрессивную реакцию со стороны Н.А. Лифанова вызывает не только постановка вопроса о славянской этнической атрибуции именьковской культуры, но и позиция, утверждающая существенную роль иранского этноязыкового элемента в истории народов Поволжья, в частности, волжских болгар [1]. В ход при этом идут любые методы. И "рецензируя" мою работу Н.А. Лифанов отнюдь не ставил цели поиска научной истины - он просто тянул любое лыко в строку, чтобы покруче ошельмовать и заклеймить меня, дабы никому впредь было не повадно ставить вопрос о раннеславянском присутствии в Среднем Поволжье и подвергать сомнению исключительно тюркское господство в этом регионе. Соответственно, вся его "рецензия" состояла почти сплошь из натяжек, подтасовок, передёргиваний и тому подобного вплоть до откровенных грубых фактических ошибок. Достаточно сказать, что на момент написания «рецензии» он даже не знал точно, какие именно арабские авторы упоминают Нахр ас-сакалиба – «Славянскую реку» и при этом ничтоже сумняшеся взял на себя роль эксперта по данной теме! Пришлось потратить время на написание ответа, в котором всё это было подробно разобрано. Естественно, из-за этих лифановских экзерсисов я не посчитал нужным менять в своей работе ни одного единого слова.

Но на этом история не закончилась. Прочитав мой ответ на свою "рецензию", Н.А. Лифанов стал "заметать следы": устранив из своего текста грубейшие ошибки и отредактировав его, дабы тот не выглядел столь беспомощно, Н.А. Лифанов тихо перевыложил "рецензию" на сайте "Археология.ру", ни слова не сказав о проведенной им правке текста и на голубом глазу утверждая, что выложенная отредактированная "рецензия" написана на рукопись моей работы! Это совсем уж ни в какие ворота не лезет. Пришлось второй раз взяться за перо и написать дополнение к ответу Н.А. Лифанову. Не удивлюсь, если скоро появятся третья, четвёртая и т.д. версии "рецензии" Н.А. Лифанова, в которых, естественно, будет утверждаться, что они написаны на рукопись моей книги (обе редакции "рецензии" Н.А. Лифанова были мной на всякий случай сохранены и перевыложены - см. примечание 1 к основному ответу и примечание 3 к дополнению).

Чтобы наглядно охарактеризовать уровень "рецензента" приведу один характерный перл. Он пишет обо мне: «уже на с.17 a-priori, без аргументации он сразу становится на позицию атрибуции «реки Атиль» средневековых восточных источников исключительно как Волги, изначально навязывая ее читателю». Написать такое можно только при условии полного незнания средневековых источников, в которых Итиль/Атиль – это наименование именно и только современной Волги в ее Среднем и Нижнем течении плюс Камы. Или Н.А. Лифанов открыл какие-то неизвестные никому источники, в которых это название употребляется в ином значении? Тогда это будет настоящей сенсацией. Что ж, будем ждать их публикации…



А уж то, как виртуозно Н.А. Лифанов перевирает позицию разных ученых - это надо уметь. Приведу один пример. Н.А. Лифанов упоно напускает туман на совершенно ясную позицию Г.И. Матвеевой о славянской этнической атрибуции носителей именьковской культуры, которая не раз была ей совершенно четко озвучена в целом ряде работ начиная с 80-х гг. По его словам она будто бы «лишь констатировала отдельные черты сходства именьковских и раннеславянских материалов» и якобы склонилась к позиции о славянстве носителей именьковской культуры «лишь в конце своей научной деятельности». При этом, словно от отчаяния, Н.А. Лифанов прибегнул к своему последнему аргументу, который, видимо, должен был сразу убедить всех, что только ему известны истинные взгляды Г.И. Матвеевой и для того, чтобы ознакомиться с ними, обращаться к ее собственным работам совсем не обязательно: «Могу судить об этом не только на основании публикаций, но и многолетнего личногообщения с Галиной Ивановной». Однако Н.А. Лифанов был далеко не единственным человеком, с которым общалась и обсуждала именьковскую проблематику Г.И. Матвеева. Многократно обсуждала она эти темы, например, с известным востоковедом – заведующим отделом Центральной и Южной Азии Института восточных рукописей РАН Сергеем Григорьевичем Кляшторным, посвятившем проблеме соотношения именьковской культуры и помещаемых арабскими авторами в Среднем Поволжье ас-сакалиба-славян цикл работ [2]. Ныне я развиваю концепцию С.Г. Кляшторного [3] и мы с ним не раз обсуждали соответствующие вопросы. По словам С.Г. Кляшторного Г.И. Матвеева с 80-х гг. не сомневалась в славянской принадлежности «именьковцев».

Чтобы выяснить, кто говорит правду: С.Г. Кляшторный или Н.А. Лифанов, предоставим слово самой Галине Ивановне Матвеевой. В 2004 году она писала о себе в третьем лице: «В 1988 году Г.И. Матвеева попыталась обосновать славянскую атрибуцию именьковской культуры [Матвеева Г.И. К вопросу об этнической принадлежности племен именьковской культуры // Славяне и их соседи. Место взаимных влияний в процессе общественного и культурного развития. Эпоха феодализма (сборник тезисов). М., 1988]» [4]. В 1988 году, а вовсе не «в конце своей научной деятельности» как утверждает за нее Н.А. Лифанов!

И далее исследовательница продолжала, словно поясняя Н.А. Лифанову, который убежден в том, что «прямое отождествление именьковской археологической культуры с праславянскими или просто славянскими племенами впервые было сделано В.В. Седовым»: «Позднее ее (Г.И. Матвееву – sverc) поддержал В.В. Седов [Седов В.В. 1) Симпозиум "Проблема именьковской культуры" // Российская археология. 1994. № 3; 2) Очерки по археологии славян. М., 1994]. В настоящее время эта точка зрения приобретает все большее число сторонников [Баран В.Д. Венеди, склавiни, та анти у свiтлi археологiчих джерел // Проблемы славянской археологии. Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т. I. М., 1997. С. 154]. О славянской принадлежности именьковских племен свидетельствует их погребальный обряд… Особенно показательно отсутствие в именьковских погребениях этноопределяющих женских украшений, которые присутствуют почти в каждом женском захоронении балтов и финно-угров… Типично именьковских украшений вообще не существовало, как не было их у всех славянских племен вплоть до VIII века, что также было подмечено Л. Нидерле [Нидерле Л. Славянские древности. М., 1956]. Поселения именьковской культуры, как и все славянские, располагались группами – "гнездами". Как и у племен пражско-корчакской культуры, основным типом жилищ у именьковцев были полуземлянки квадратной формы… Можно отметить черты именьковской керамики, общие с керамикой других славянских культур… Одинаковы типы глинянных биконических пряслиц» [5]. Сделанные исследовательницей выводы о судьбе части потомков «именьковцев» также вполне однозначны: «Из сказанного следует, что в начале Х века население Волжской Болгарии состояло из тюркских и славянских племен» [6].

Можно привести и отрывок из ее воспоминаний, опубликованных в конце 90-х гг.: «Славяне были моей "первой любовью". Я узнала о них задолго до поступления в школу из рассказов отца, из старого, еще довоенного учебника истории и особенно из журнала "Вестник древней истории". Они нередко снились мне во сне. Позднее, поступая в университет на истфак, я собиралась заниматься славянской археологией. Но уже на первом курсе выяснилось, что изучением славянских древностей заниматься не придется. Камская археологическая экспедиция исследовала археологические культуры Прикамья и все студенты во главе с Отто Николаевичем Бадером и Владимиром Антоновичем Обориным занимались памятниками этого региона, который издревле был населен финно-угорскими племенами, а не славянами… Работать было интересно и я увлеклась археологией Прикамья, перестав скучать о славянах… И лишь через четверть века славяне "сами разыскали" меня в Среднем Поволжье, куда они стали переселяться с конца I в. и я узнала их далеко не сразу. Лишь дальнейшие исследования позволили установить, что славянами были племена именьковской культуры, той самой культуры, по поводу которой ломались копья археологов в 60-х годах (курсив мой – sverc)» [7]; «После исследования городища Лбище многие исследователи присоединились к точке зрения о западном происхождении племен именьковской культуры. Однако, в вопросе об их этнической принадлежности единства не было... Мне представлялось, что племена именьковской культуры – славяне (курсив мой – sverc)» [8].

Цитировать работы Г.И. Матвеевой можно и дальше и везде она высказывает свою позицию об этносе «именьковцев» совершенно недвусмысленно, а вот зачем Н.А. Лифанов так старательно искажает и «затуманивает» позицию своего научного руководителя – вопрос интересный…

Элементарные правила научной этики требуют бережного отношения к памяти ушедших исследователей, так как они уже не могут ответить и «постоять за себя». Искажать их позицию, чтобы притянуть ее за уши к своему видению вопроса – откровенно некрасиво.

Кому интересно, далее читайте мой ответ Н.А. Лифанову и дополнение к нему от 26.04.2012

Всё это очень печально и печально не в связи с конкреитным Н.А. Лифановым, а с некоторыми общими тенденциями в современной науке, которые он выразил и которые можно назвать выхолащиванием этики из науки, её нигилизацией. Признаки этого мы сейчас наблюдаем повсюду. И это очень печально. Видимо, такое простое понятие как порядочность стало слишком сложным для нас теперь...

[1] Весьма характерна тенденциозная критика Н.А. Лифановым позиции украинского ученого О.Б. Бубенка, высказавшего гипотезу об иранской этнической атрибуции поволжского народа буртасов и важной роли иранского элемента в истории Среднего Поволжья в целом: vkontakte.ru/note626531_10146639 Видимо, причина тут та, что О.Б. Бубенок отстаивает наличие в Поволжье раннесредневековой эпохи значительного массива не тюркоязычного и не финноугроязычного населения и его важную роль в истории этого региона. Основные работы О.Б. Бубенка по истории ираноязычного населения Юго-Восточной Европы: Бубенок О.Б.1) Ясы и бродники в степях Восточной Европы (VI – начало XIII вв.). Киев, 1997; 2) Аланы-асы в Золотой Орде (XIII-XV вв.).  Киев, 2004; 3) Алани-аси у складі середньовічних етнополітичних об'єднань Євразійського степу: Дис... д-ра іст. наук. Киев, 2006.

[2] Кляшторный С.Г. 1) Древнейшее упоминание славян в Нижнем Поволжье // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. Т. I. М., 1964. С. 16-18; 2) Межкультурный диалог на Великом Волжском пути: исторический аспект // Великий Волжский путь. Материалы Круглого стола и Международного научного семинара. Казань, 2001. С. 56–60; 3) Праславяне в Поволжье // Взаимодействие народов Евразии в эпоху Великого переселения народов. Ижевск, 2006; 4) Праславяне в Поволжье // Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи древней Евразии. СПб, 2005. С. 68-72; Кляшторный С.Г., Старостин П.Н. Праславянские племена в Поволжье // История татар с древнейших времен Т. I. Народы степной Евразии в древности. Казань, 2002. С. 210-217.

[3] См. его отзыв на мою работу.

[4] Матвеева Г.И. Среднее Поволжье в IV-VII вв.: именьковская культура. Самара, 2004. С. 74.

[5] Там же. С. 74-76.

[6] Там же. С. 76.

[7] Матвеева Г.И. Экспедиции в прошлое: записки археолога. Самара, 1998. С. 62.

[8] Там же. С. 88.

Tags: жизненное, именьковская культура, история, наука в России, науковедение, славяне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments