January 3rd, 2018

Кот Бегемот

"Перевал Дятлова". Продолжение. Типология аварий и поведенческие паттерны. Дятловцы и Хамар-Дабан

Продолжаем сериал о перевале Дятлова (первая серия, вторая серия). Сегодня речь пойдёт о месте аварии Дятлова в типологическом ряду туристских аварий и поведенческих паттерах людей, оказавшихся в состоянии катастрофы. Основная методологическая ошибка большинства "дятловедов" состоит в практически полном игнорировании вопросов типологии туристских аварий и места в этом ряду аварии группы Дятлова. Только Буянов преодолел эту ошибку, вписав аварию группы Дятлова в широкий типологический контекст туристских аварий, 90% из которых составляют лавинно-холодные аварии, к которым с высокой вероятностью относится и катастрофа дятловцев. Это выгодно отличает его концепцию от прочих "версий" (рассматривающих трагедию дятловцев как нечто уникальное и невиданное) и очень нравится мне, поскольку мой опыт историка говорит о том, что никакое событие не уникально. Любое событие всегда стоит в определённом типологическом ряду.

В 1959 г. когда случилась катастрофа группы Дятлова, она стала если и не первой, то одной из первых в СССР туристских аварий. Соответственно, её просто не с чем было сравнивать, равно как и не было никакого опыта в расследовании подобных аварий, что и стало причиной формирования вокруг данного события атмосферы загадочности и таинственности. Но с той поры до настоящему времени произошло множество аварий с полной или частичной гибелью туристских групп, что позволяет разрабатывать их типологию и выявлять общие закономерности всех подобных происшествий. Описание ряда лавинно-холодных аварий, сходный с катастрофой группы Дятлова по тем или иным параметрам приводится в статье Е.В. Буянова по ссылке.

Я же специально остановлюсь на аварии не лавинно-холодной, а катастрофе совершенно иного типа - Хамар-Дабанской трагедии, повлёкшей за собой гибель туристской группы в 1993 г. (одна девушка спаслась, что предотвратило мифологизацию данных событий на манер "дятловедения"), в ходе которой с людьми на фоне длительного перехода в тяжёлых условиях и недостаточного питания случилось что-то вроде массового психоза и как минимум у части группы - проблемы с сердцем и сосудами (наиболее вероятная причина произошедшего - отравление озоном, менее вероятные - инфразвук или т.н. горная болезнь). Что общего у данной аварии с трагедией группы Дятлова и что она может дать для её понимания?


1) Крайне странно выглядящие события на месте аварии, способные породить самые разные толкования. В Хамар-Дабане события внешне выглядят ещё загадочнее дятловских (и не будь выжившего свидетеля, умельцы тоже придумали бы весь букет из "сорока с лишним версий"). Лавины заведомо не было. У людей была и обувь и тёплая одежда и спальники. И что же? Когда на место прибыли спасатели, они нашли мёртвых полураздетых людей! Трое были даже без обуви - она просто стояла рядом с ними. Спальники лежали в рюкзаках. Люди явно находились перед смертью в каком-то неадекватном состоянии (т.н. эффект парадоксального раздевания на морозе, когда замерзающий человек снимает с себя одежду). Видимо, аналогично и двое из группы Дятлова, умиравшие у костра под кедром (Кривонищенко и Дорошенко), которых обнаружили полураздетыми, также перед смертью снимали с себя одежду как и жертвы Хамар-Дабана. О том, что перед смертью они из-за сильного обморожения утратили самоконтроль говорит и то, что у них были обожжённые конечности - они просто совали их в костёр, чтобы согреться, уже не ощущая жара от костра.

2) Отсутствие глаз в глазницах у двух из группы Дятлова породило разные спекуляции (например, душераздирающие рассказы о том, как их выкалывали какие-то злодеи), но глаз в глазницах не оказалось и у обнаруженных жертв Хамар-Дабанской трагедии. Так что вполне очевидно, что это результат деятельности птиц и зверей и привлечение здесь антропогенного фактора излишне.

3) Общие поведенческие паттерны людей, оказавшихся в состоянии катастрофы. Первая естественная реакция - бежать куда глаза глядят из эпицентра аварии. А потом здравый ум возвращается и люди начинают думать о вариантах спасения. В обоих случаях рассматриваемых трагедий видим одну и ту же поведенческую модель и одни и те же пункты действий в точной последовательности.

Единственная выжившая в Хамар-Дабанской трагедии: (1) В панике побежала прочь от места катастрофы вниз по склону; (2) Там укрылась под большим деревом и отсиделась несколько часов; (3) Захотела есть и вернулась обратно в лагерь. Там все уже были мертвы, но девушка успешно набрала припасы, снаряжение и добралась до людей.

Дятловцы после удара по палатке снежной доски: (1) В панике побежали прочь от места катастрофы вниз по склону; (2) Там укрылись под большим деревом (кедром), где развели костёр, чтобы отогреться, а поодаль в защищённом месте соорудили настил для раненых; (3) Поняли, что единственный шанс на спасение - возврат к палатке и предприняли попытку прорыва силами трёх человек (Слободин, Дятлов, Колмогорова). Раненые остались в укрытии под присмотром Колеватова. Кривонищенко и Дорошенко должны были поддерживать костёр, служивший ориентиром для ушедшей группы, чтобы они могли идя на него вернуться к товарищам. К сожалению, здесь в отличие от Хамар-Дабана было холодно. Никто не дошёл до палатки. Упали Слободин и Дятлов (он пытался встать, опираясь на маленькое деревце, но не смог), третьей Колмогорова. Все они замёрзли в динамических позах на линии кедр-палатка по направлению к палатке на разном расстоянии.

Всё сказанное наглядно показывает, сколь легко де-мистифицируются разные "тайны" гибели группы Дятлова при условии её рассмотрения не изолированно, а в типологическом ряду других туристиских аварий.