March 31st, 2014

Кот Бегемот

“Дело Прозорова” и сообщество историков

Всех учили, но почему ты оказался первым учеником?
Ланцелот


Присказка. Ситуация с “делом Прозорова” до боли обнажила все пороки российского “сообщества историков”. Собственно, с прискорбием приходится констатировать, что профессиональной корпорации историков, осознающих свои интересы, в России фактически нет. Ибо в чём первый интерес всех историков? В том, чтобы исключить возможность любого диктата из вне – со стороны сил, не имеющих отношения к истории, в т.ч. со стороны государства. Оно вмешиваться в исторические споры очень любит. Если уровень социального самосознания историков находится на должном уровне, они всегда и всеми силами будут пресекать попытки государственного (или любого другого внешнего) диктата в сфере их деятельности, защищать любого историка, против которого развёрнута некая травля за взгляды. Но увы, у нас всё наоборот: как только какой-нибудь околокремлёвский Сванидзе даёт отмашку на травлю некоего историка, так тут же туева хуча “коллег” с неистовым восторгом кидается травить очередного “врага народа”, даже не задумываясь, что завтра “врагами народа” легко могут оказаться они сами. Пример. Пару лет назад развернулась травля “патриотических” историков из МГУ – А.И. Вдовина и А.С. Барсенкова. И “либеральные” историки приняли в этом позорище  самое активное участие. А теперь идёт травля “либерального” историка А.Б. Зубова и вчерашние гонители Вдовина и Барсенкова жалобно причитают: “а нас-то за что?”. А за то, что надо было раньше думать. Думать, когда кричали, что “Вдовина с Барсенковым за такие взгляды надо выгнать из МГУ”. Вот и докричались, что теперь за взгляды могут уволить кого угодно.

Сказка. “Дело Прозорова” в этой цепи занимает совершенно особое место: речь идёт не просто о какой-то проработанной кампании, даже не об увольнении с работы, а о возможном уголовном преследовании историка и писателя за “экстремизм”, на который сейчас должны проверять его исторические романы и научно-популярные книги (а за “словесный” экстремизм, напомню, сейчас в России дают до пяти лет. Написал статус ВКонтактике, который не понравится товарищу майору – получай пятёрочку). Суть вопроса я уже подробно излагал и не буду повторяться. Казалось бы всё очевидно: как относиться к политическим, религиозным и т.д. взглядам Льва Прозорова – это в данном случае не имеет никакого значения (можно их критиковать сколь угодно жёстко, но в спокойной, так сказать, обстановке, без помощи товарища майора). Значение имеет только одно: не допустить уголовного преследования историка и знаменитого писателя за взгляды, за популярные книги и романы. Ведь если сегодня хоть к одному историку постучат в дверь следователи, то завтра они могут постучать в дверь лично к вам. И лично вам начать объяснять, что и как вы должны писать.

А теперь читаем комментарии к моему посту. Сказать, что они меня расстроили, значит ничего не сказать. Люди начисто не понимают элементарных вещей.

Когда летом громили РАН, группа академиков и член-коров написала коллективное письмо с отказом вступать в новую “академию рога и копыта”. К сожалению, историков среди них оказалось только двое: Валентин Лаврентьевич Янин и Аскольд Иванчик. Почему? - думал я. Почему только двое? Почему наш брат - историк готов как баран покорно идти на убой?

Collapse )