Кот Бегемот

Восточные славяне накануне государственности

Друзья, моя книга Восточные славяне накануне государственности ждёт Вас во всех основных книготорговых сетях и книжных магазинах и очень хочет быть прочитанной. Книга представляет собой итоги моей работы за последние годы и в ней рассматривается ряд ключевых проблем истории древних славян и Руси с первых веков н.э. до монгольского нашествия: славяно-готские войны, расселение славян в Восточной Европе, социальная организация славян, история ряда известных из летописей славянских этнополитических союзов (волынян, кривичей, радимичей и т.д.), происхождение русов и локализация Русского каганата, призвание варягов, реформы княгини Ольги и формирование единой социально-политической структуры от Среднего Поднепровья до Новгородчины, формирование древнерусских городских вечевых республик и многое другое.



Купить книгу в "Лабиринте"

Купить книгу в "Озоне"

Купить книгу в My-shop

Купить книгу в Московском Доме книги

Купить книгу в "Читай-городе"

Купить книгу в "Буквоеде"
Кот Бегемот

Моя работа над историей русского начального летописания

Постепенно у меня формируется большая монографическая работа по истории русского начального летописания. Началось всё с обращения к частному сюжету - с попытки прояснить "новгородско-ладожскую" альтернативу в сказании о призвании варягов, результатом чего стал выход статьи

О соотношении «Новгородской» и «Ладожской» версий сказания о призвании варягов в начальном русском летописании // Вестник «Альянс-Архео». 2018. Вып. 24. С. 3-44

Относительно сказания о призвании варягов в науке идут две дискуссии. Одна из них (т.н. "варяжский вопрос" - вопрос о происхождении варягов и их роли в древнерусском политогенезе) широко известна и имеет не только научный, но и общественный резонанс. Вторая дискуссия известна преимущественно специалистам, но с научной точки зрения имеет, как минимум, не менее важное значение. Суть её в том, какая из двух представленных в начальном летописании версий города, в котором по приходе к словенам вокняжился Рюрик (Новгород или Ладога) является в летописном тексте первичной, а какая вторичной. И дело тут не столько в том, какой город можно было бы считать "первой столицей Руси" (хотя это привносит в дискуссию некоторый колорит, в частности, в виде регулярного "обмена любезностями" между исследователями двух названных городов), сколько в том, что "новгородско-ладожская" альтернатива является модельной для понимания всей истории начального летописания. Если концепция истории летописания академика А.А. Шахматова верна, то первичной в летописном тексте может быть исключительно новгородская версия. И, соответственно, если удастся доказать, что первична в летописном тексте ладожская версия, то это с неизбежностью будет означать, что вся схема истории начального летописания, предложенная А.А. Шахматовым, неверна. Вот почему "новгородско-ладожский" вопрос находится в самом гносеологическом пекле летописеведческих дискуссий. Все противники концепций Шахматова (С.А. Бугославский, Л. Мюллер, А.Г. Кузьмин, Т.Л. Вилкул и т.д.) сосредотачивали особе внимание на доказательствах первичности "ладожской" версии. В свою очередь, сторонники и последователи А.А. Шахматова (М.Д. Приселков, Д.С. Лихачев, М.Б. Свердлов, А.А. Гиппиус и т.д.) отстаивали первичность "новгородской" версии. Кто же прав в этом споре?

Рассмотрев историографию дискуссии и проведя новое текстологическое исследование проблемы, я пришёл к следующим выводам:


Collapse )

В ходе работы над прояснением "новгородско-ладожской" альтернативы, у меня начало складывааться общее понимание слоджения текста Повести временных лет и вопроса о двух её авторах, оставивших в тексте свои "автографы", и двух редакциях данного летописного памятника. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях отражены две разные редакции Повести временных лет, что ясно уже из того, что сам автор данного летописного свода в них указан совершенно по-разному. В Лаврентьевской летописи в начале ПВЛ ничего не говорится о её авторстве. Зато в неполной статье под 6618 (1110) годом, которой здесь заканчивается ПВЛ, в конце имеется запись, указывающая, что автором данного «летописца» является игумен монастыря святого Михаила Сильвестр: «Игуменъ Силивестръ святаго Михаила написахъ книгы си лѣтописець, надѣяся отъ Бога милость прияти, при князи Володимерѣ, княжащю ему Кыевѣ, а мнѣ в то время игуменящю у святаго Михаила въ 6624, индикта 9 лѣта; а иже чтеть книгы сия, то буди ми въ молитвахъ».

В Ипатьевской летописи данной записи нет (и само повествование в статье 6618 г. там не обрывается на соответствующем месте, а продолжается дальше), зато здесь авторство ПВЛ обозначено в самом её начале и автором назван монах другого монастыря – Печерского: «Повѣсть временныхъ лѣт черноризца Федосьева манастыря Печерьскаго», причём если в Ипатьевском списке имя "черноризца" не указано, то в Хлебниковском списке оно названо - Нестор. Вот уже больше двухсот лет историки пытаются разгадать эту загадку и определить, кто же был автором основного текста Повести временных лет и сколько было редакций данной летописи, но тайна двух авторов Повести временных лет (Нестора и Сильвестра) и по сей день не имеет общепринятого надёжного решения, всё также интригуя пытливые умы как и много лет назад.

Проведя новое исследование вопроса о двух авторах Повести временных лет и соотношении её редакций, представленных в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, я опубликовал статью


Два автора Повести временных лет и проблема объёма летописной работы Нестора // Вестник «Альянс-Архео». 2019. Вып. 29. С. 3-60

Работа привела меня к следующим выводам:

Collapse )

Следущим шагом будет третья статья, которая должна выйти в ближайшее время и которая будет называться Сложение текста Повести временных лет: летописная традиция XI в. и "летописец" игумена Сильвестра.
Кот Бегемот

Что у людей бывает в голове?

Мой однокурсник М.А. Несин, с некоторых пор объявивший мне войну, любит строчить про меня всякие гаденькие комментарии в интернете, в которых, например, характеризует меня не иначе как "питерского фрика". Однако, из его печатного ответа на мою статью "О соотношении «Новгородской» и «Ладожской» версий сказания о призвании варягов в начальном русском летописании", вышедшего в журнале "Вестник Альянс-Архео" (редакция журнала, впрочем, была осведомлена о нашем личном конфликте и, предполагаю, намекнула Мише, что перипетии наших с ним взаимоотношений её не интересуют, откуда, возможно, и проистекает вся эта показная вежливость), мы можем узнать что я "петербургский исследователь", который написал "интересную статью", в которой "предпринял весьма смелую и актуальную попытку разрешить давний дискуссионный вопрос", что я "вполне наглядно и убедительно показал, что «ладожская» являлась вторичной и противоречивой", что "ничуть не хуже огромной и плодотворной работы с многочисленными летописями М. И. Жиху удалось осветить обширную историю вопроса. Ученый достаточно объективно представил вклад своих предшественников", что не смотря на несогласие со мной по ряду вопросов "сказанное выше никоим образом не снижает значения проделанной М.И. Жихом большой источниковедческой и историографической работы и не опровергает его главного вывода о первичности «новгородской» летописной версии вокняжения Рюрика по отношению к «ладожской»". И т.д.

Я даже не знаю, что тут сказать. Тульский историк А.В. Журавель, столкнувшийся с аналогичными действиями со стороны М.А. Несина (похвала в одном месте и хамство в другом), задал вопрос: "что у Несина в голове?". Вот и мне очень хотелось бы это узнать. Миша, если я "питерский фрик", то зачем ты посвящаешь мне статьи, заполненные такими вот позитивными (на грани приторности) характеристиками? А если я "петербургский исследователь", который пишет "интересные статьи" и что-то в них "убедительно показывает", зачем ты за глаза пишешь про меня всякие гадости? Ты задумывался о том, как нелепо ты в этой ситуации выглядишь со стороны?

Но может быть, мишино интернетовское хамство в мой адрес, объясняется тем, что оно было написано вскоре после нашей ссоры, а сейчас он уже одумался и больше подобным не занимается? Как бы не так. Вот совсем новенький образчик. Явно имея в виду мои недавние работы о Русском каганате М.А. Несин юродствует (простите, не могу подобрать иного глагола): "Ну, разумеется. Русы, которые по Ибн Русте воевали не на конях, а на кораблях, это никакие не скандинавы, а степной народ салтово-маяцкой культуры. И полное название их сверхдержавы, скрытое с XVII в. всемирным заговором норманистов- русский морской каганат! Им принадлежали все суда норманнов. Просто норманисты все фальсифицировали и угнали на север. А появились русы со своими каганами еще до того, как сформировались современные континенты, плавали на ихтиозаврах по единому всемирному океану. С тех былинных времен пошла непонятная современному человечеству и искаженная норманистами поговорка про редкого птеросзавра, который долетит до середины Днепра". Миша, дорогой мой, сдаётся мне, что ты, мой самый внимательный читатель, с содержанием моих работ о Русском каганате прекрасно знаком. Так зачем вот это вот дурацкое юродство? А завтра снова будешь писать, что я "петербургский учёный", который "убедительно показал" и т.д.? Ты уж определись и не позорься. Все ж видят этот цирк в твоём исполнении. Если ты думаешь, что ты дискредитируешь меня, то ты заблуждаешься - ты дискредитируешь только самого себя.
Кот Бегемот

Неизбежная неполнота историописания

Мне тут на 23 февраля подарили книгу "История Ирана", вышедшую в 1977 году в издательстве МГУ. Очень интересная книга, видимо, лучшее обобщение по истории Ирана в нашей историографии, но вот, что символично: она охватывает историю Ирана с древнейших времён до современности, то есть до момента выхода книги. Книга вышла в 1977 году, а вскоре в Иране произошла Исламская революция и начался совершенно новый период в истории Ирана. И тут я задумался, что любое описание истории обречено оставаться неполным. Историк (или коллектив историков) может довести изложение до своей современности. А буквально через год-два всё может круто измениться и история выйдет на какой-то новый виток. История никогда не останавливается.

P.S. Никакого предчувствия советскими иранистами грядущей Исламской революции в заключительных главах книги не ощущается. Всё в духе того, что Иран идёт по пути прогрессивного развития и т.д. Вообще, как я понимаю, в рамках советской исторической науки (и связанных с ней наук) сама идея того, что в современности может произойти революция под религиозными лозунгами, не рассматривалась, т.к. это казалось несовместимым с миром ХХ века, ведь советская наука была пронизана верой в социальный прогресс.
Кот Бегемот

День защитника Отечества

Защита страны на уровне слов и идей ничуть не менее важна, чем её защита с оружием в руках. Люди, формирующие идеи, ради которых другие люди готовы идти в бой, нужны не меньше, чем самые выдающиеся полководцы. Более того - если страну некому защитить словом, то любые армии становятся бесполезны, превращаясь в толпы дезорганизованных людей, не понимающих, что им делать. Классический пример - гибель Советского Союза. Страна располагала самой многочисленной, и одной из двух самых оснащенных, армией в мире, имела в достатке все возможные виды вооружения. Но поскольку СССР оказалось некому защитить словом, армия ничем и никак не смогла его защитить, с немым стоном взирая как на падение страны так и на издевательство над собой. От армии толк есть только в том случае, если есть те, кто глаголом может зажигать сердца людей.

Любое общество и любое государство всегда основывается на определённой системе ценностей, которую народ готов защищать. И если система ценностей рассыпается, то следом обычно рассыпается и государство. Государство существует, пока жива положенная в его фундамент система ценностей. И она нуждается в защите.

Кот Бегемот

Ранние славяне Среднего Поволжья

Когда вышел цикл моих работ о ранних славянах Среднего Поволжья, то ключевым аргументом моих оппонентов было то, что как будто не известно достоверных памятников именьковского населения, датируемых VIII-IX вв., то есть периодом, применительно к которому восточные письменные источники знают в данном регионе народ славиун или ас-сакалиба, а соответственно их отождествление с именьковцами, жившими здесь в IV-VII вв. под вопросом.

И вот этот аргумент больше не действителен, ибо искомые памятники обнаружены. Вот что пишет в своей недавней работе один из ведущих специалистов по археологии Среднего Поволжья, и, в частности, по именьковской культуре, Ю.А. Семыкин:

"Еще один крайне важный и недостаточно исследованный вопрос, который затрагивается в книге доктора Георги Владимирова, – начало седентаризации раннеболгарских кочевников в Среднем Поволжье и их взаимоотношения с местным населением. Традиционная точка зрения по этому вопросу состоит в том, что переход ранних болгар к оседлости в Среднем Поволжье датируется не раньше конца IX в. Но в последние десятилетия на территории Среднего Поволжья появились археологические свидетельства оседания раннеболгарских кочевников на постоянное проживание в регионе уже в VIII-IX вв. Следы такого оседания обнаружены на городище «Чертов городок» в Старомайнском районе Ульяновской области, где встречаются артефакты раннеболгарской культуры совместно с именьковскими материалами. Здесь же обнаружены доказательства сохранения части именьковского населения в VIII-IX вв. Яркие следы перехода к оседлому образу жизни были обнаружены совместной экспедицией Ульяновского государственного педагогического университета и Самарского государственного университета в 2006 г. на городище Новая Слобода в Сенгилеевском районе Ульяновской области. Эти факты имеют непосредственное отношение к другой проблеме, затронутой в книге доктором Г. Владимировым. Речь идет об упоминаемых средневековыми восточными авторами, в том числе Ибн-Фадланом, группы населения «сакалиба», в которых некоторые исследователи видят славян. Характерно, что доктор Георги Владимиров определенно соглашается с мыслью о присутствии в составе населения Волжской Болгарии в домонгольский период заметного, но не преобладающего славянского элемента. Возможно, что «сакалиба» и могли быть оставшиеся в Среднем Поволжье именьковцы. Достаточно подробное рассмотрение этой проблемы содержится в статье М. Жиха. Эту тему в свое время исследовали Г.И. Матвеева, В.В. Седов, С.Г. Кляшторный, П.Н. Старостин".
Кот Бегемот

История как целостный процесс

Проблемой большинства историков является, к сожалению, узость кругозора. Обычно историк занимается каким-то небольшим периодом и мало интересуется тем, что находится за его пределами как на временной, так и на географической оси. То есть, к примеру, занимается историк, скажем, религиозными войнами во Франции. И знает всё до мельчайших тонкостей, так, что способен поимённо назвать всех убитых в Варфоломеевскую ночь. Но просьба рассказать (разумеется, не углублённо, но на уровне университетского учебника) о том, что в это время происходило, скажем, в Китае, или в Индии, или в Японии (да даже и в других странах Европы) вполне может поставить его в тупик. Равно как и просьба рассказать о его любимой Франции, только не эпохи религиозных войн, а, скажем, эпохи Меровингов или Наполеона.

Отсюда проистекает та проблема, что большинство историков не видят и не понимают историю как целостный процесс. Они ограничены кусочком этого процесса, замкнуты на нём, но отрефлексированного понимания того, что это именно кусочек у них нет, равно как и нет видения целостного исторического процесса. Поэтому большинство историков с непониманием относится к тем своим коллегам, кто как раз видит и стремится осознать и осмыслить историю именно как целостный процесс. И я даже не об историософии, а просто о серьёзных общеисторических обобщениях, к которым значительная часть "сообщества историков" относится, скажем так, прохладно. Хотя ключевая задача любой науки - это поиск и изучение закономерностей, применительно к истории - поиск и изучение закономерностей исторического развития (что возможно только при понимании истории как целостного процесса). Иначе история остаётся не наукой, а просто "собранием занимательный историй".
Кот Бегемот

Элита и подданные

Сейчас наступил такой момент, когда развитие технологий вплотную подводит мир к тому, что элитам больше не нужно большого количества подданных. Раньше элиты всегда были заинтересованы в том, чтобы подданные хорошо размножались, ведь чем больше подданных - тем больше рабочих рук и налоговых поступлений. А сейчас это уже не так. На работе людей всё больше можно заменять роботами. Там где раньше требовалось сто рабочих сейчас достаточно одного человека управляющего роботами и механизмами. Уже сейчас экономике не нужно столько людей сколько реально есть (а чтобы они не устроили революцию, приходится создавать для них искусственную занятость - отсюда все эти армии охранников, приставленных к каждому столбу и т.д.), и дальше эта тенденция будет только нарастать. Вот поэтому элиты и впаривают людям всякие варианты идеологий, направленных на сокращение деторождения (или полный отказ от него). Как заметила уважаемая aozora_6688, продолжение рода становится преимущественной привилегией элиты, а быдлу полагается быть чайлдфри.

При этом, если раньше всё делалось грубым и очевидным принуждением, то сейчас людьми управляют тоньше: через моду и идеологию, создавая иллюзию добровольности (модно быть чайлдфри, круто быть геем, здорово выбирать из сотни гендеров и т.д.). Люди идут туда, куда их ведут хозяева дискурса, но уверены, что идут сами как свободные люди. И это намного опаснее: когда человека явным образом к чему-то принуждают, он понимает что что-то не так и может сопротивляться, а вот когда ему дали иллюзию свободы.

Тем не менее, вполне немалая часть народа чем дальше, тем больше начинает осознавать, что что-то не так. Чем всё это закончится? Либо люди взбунтуются, остановят этот процесс и наладят баланс между человеком и техникой, либо пойдут туда, куда их ведут, а элиты при этом жёстко сегрегируются. Пока элитам удаётся гасить все попытки бунта со стороны протестной части народа (как жёстко элиты расправляются с избранным через их голову Трампом, мы видим сейчас - в ход идут и выборы а-ля "Ельцин-96" и провокации а-ля "поджог Рейхстага" и т.д.).
Кот Бегемот

Маяковский

Маяковский в истории русской литературы занимает особое место. Пушкин создал тот литературный язык, который существует до сих пор (допушкинская литература и поэзия совсем другая). И потом все поэты и писатели, при всей огромной разнице между ними, писали на языке Пушкина. Создать новый русский литературный язык после Пушкина никто всерьёз не пытался (или такие попытки совсем уже не оставили следа). Никто кроме Маяковского. Маяковский решил отказаться от языка Пушкина и создать новый литературный язык. В целом его попытка не удалась, т.к. его никто не поддержал, но значение её было важным, и влияние на последующую литературу серьёзным (в целом его язык коллеги-поэты не приняли, но многие элементы из него вошли в литературный обиход). И место Маяковскорго в русской поэзии этим уникально. А там уже каждый читатель сам для себя решает: любить творчество Маяковского или нет. Многие его любят, многие его не любят.

Я не поклонник Маяковского, это не мой поэт. Точнее - я его просто не понимаю, поскольку мне близки классические образцы русской поэзии. Но уважаю и отдаю должное как литературному новатору, решившемуся на то, на что никто более не решился.
Кот Бегемот

Смотрим в книгу - видим...

Что-то меня в последние дни пробило на научные темы писать. Продолжим.

Историк-любитель О.Л. Губарев, в последнее время активно пишущий многочисленные, но малосодержательные и не очень грамотные работы на тему происхождения Рюрика и варягов, недавно опубликовал очередную статью, посвящённую критике концепции существования Русского каганата как некоей политии предшествующей известному из летописей Древнерусскому государству во главе с Рюриковичами. Там читаем, например, следующее относительно знаменитого известия Бертинских анналов о посольстве русов 839 года и их правителе, именуемом каганом (
Misit etiam cum eis quosdam, qui se, id est gentem suam, Rhos vocari dicebant, quos rex illorum, Chacanus vocabulo): "если термин Chacanus рассматривать как титул вождя, то в тексте идут два титула подряд – rex и chacanus... это вызывает большие сомнения относительно того, что в тексте Бертинских анналов стоит титул, а не имя вождя росов-свеонов". О.Л. Губарев пытается реабилитировать гипотезу, согласно которой в тексте Бертинских анналов речь идёт не о правителе с титулом "каган", а о личном имени "Хакон".

Между тем, если обратиться, например, к "Хронике Фредегара", то там говорится об аварах и их правителе аналогичными словами:
regem eorum gagano (Fred. IV. 48) - "король их именуемый хаган". То есть та же формула и то же соседство титулов "король" и "каган", что и в известии Бертинских анналов о русах. Если следовать логике О.Л. Губарева, правитель авар тоже должен был носить личное имя "Каган". На самом же деле в обоих случаях идёт пояснение малоизвестного франкам титула ("каган") через хорошо им известный титул ("король").

А теперь самое интересное: параллель из Хроники Фредегара к известию Бертинских анналов приводится в моих работах, посвящённых Русскому каганату (Работы Дмитрия Тарасовича Березовца и проблема локализации Русского каганата // Исторический формат. 2018. № 3-4. С. 179; Восточные славяне накануне государственности. М., 2020. С. 211). О.Л. Губареву они известны, фигурируют у него в списке литературы, а в тексте его статьи даже имеется некая имитация полемики со мной (именно имитация, т.к. ни один мой тезис или аргумент О.Л. Губаревым по-существу не рассматривается). Но почему-то этот ключевой источниковедческий аргумент остался за пределами его внимания и понимания. Смотрим в книгу - видим... При этом О.Л. Губарев ещё пожурил меня за то, что я де несправедливо обвиняю некоторых авторов в том, что они пытаются "тем или иным путем... дискредитировать" источники по принципу "если источники противоречат теории - тем хуже для источников" (хотя если кто-то действует именно по этому принципу, то это его вина, а не моя, я просто констатирую), при этом сам будучи живой иллюстрацией моего тезиса: источники он трактует так как ему удобно, а аргументы, приводимые оппонентами демонстративно игнорирует.

Можно не принимать разделяемую мной концепцию Русского кагнаната как аланского государства на Верхнем Дону (на службе которого находились варяги из Супрутского городища), но оспаривать то, что в "Бертинских анналах" имеется в виду именно титул правителя русов и титул этот "каган" - бессмысленно. Это можно делать только путём натягивания совы на глобус и игнорирования фактов.