Кот Бегемот

Восточные славяне накануне государственности

Друзья, моя книга Восточные славяне накануне государственности ждёт Вас во всех основных книготорговых сетях и книжных магазинах и очень хочет быть прочитанной. Книга представляет собой итоги моей работы за последние годы и в ней рассматривается ряд ключевых проблем истории древних славян и Руси с первых веков н.э. до монгольского нашествия: славяно-готские войны, расселение славян в Восточной Европе, социальная организация славян, история ряда известных из летописей славянских этнополитических союзов (волынян, кривичей, радимичей и т.д.), происхождение русов и локализация Русского каганата, призвание варягов, реформы княгини Ольги и формирование единой социально-политической структуры от Среднего Поднепровья до Новгородчины, формирование древнерусских городских вечевых республик и многое другое.



Купить книгу в "Лабиринте"

Купить книгу в "Озоне"

Купить книгу в My-shop

Купить книгу в Московском Доме книги

Купить книгу в "Читай-городе"

Купить книгу в "Буквоеде"
Кот Бегемот

Заметки об учёных

Мои статьи, посвящённые конкретным историкам, их концепциям, месту в истории науки и научному наследию

Работы Дмитрия Тарасовича Березовца и проблема локализации Русского каганата // Исторический формат. 2018. № 3-4. С. 176-245

Выдающийся русский историк Андрей Николаевич Сахаров // Исторический формат. 2019. № 1. С. 9-12

Сергей Николаевич Азбелев - выдающийся исследователь русского летописания и фольклора // Исторический формат. 2017. № 3-4. С. 11-31

Валентин Васильевич Седов. Страницы жизни и творчества славянского подвижника. Часть 2. Проблема славянского этногенеза в работах В.В. Седова // Русин. 2013. № 1 (31). С. 106-135

Валентин Васильевич Седов. Страницы жизни и творчества славянского подвижника. Часть 1. Проблема славянского расселения в Восточной Европе и становления древнерусской народности в работах В.В. Седова // Русин. 2012. № 4 (30). С. 131-165

Проблема происхождения древнерусских городов в работах И.Я. Фроянова в контексте отечественной историографии // Изменяющаяся Россия в контексте глобализации: Материалы студенческо-аспирантского конгресса. СПб., 2007. С. 5-7
Кот Бегемот

Загадка "Властелина колец" - существа древнее Саурона

Гэндальф так рассказывал о своём падении в бездну под мостом Казад-Дума: "Там, намного ниже самых глубоких пещер гномов, мир грызут существа, которым нет имени. Даже Саурон не знает про них. Они старше его и старше меня. Я прошел их дорогами, но чтобы не омрачать свет дня, я не скажу о них ни слова". Проблема в том, что Саурон (как и Гэндальф) принадлежат к божественному народу айнур, созданному в самом начале творения, то есть старше их никого быть не может кроме самого Бога (Эру Илуватара). Что же это за существа? Рациональное объяснение возникает только одно: имеются в виду какие-то древние прислужники Моргота, низвергнутые в бездну до того как сам Саурон обратился ко злу. Ведь когда-то он был ангелом и как подчёркивал Толкиен, не был в числе первых, соблазнённых Тёмным Владыкой, его падение произошло позже. Вот он и не знает о судьбе тех, кто был соблазнён и пал раньше, чем он сам.

Но есть и другой уровень понимания данного пассажа Толкиена: он является парафразом строк Вергилия из "Энеиды": "Там рожденных Землей титанов древнее племя Корчится в муках на дне, низвергнуто молнией в бездну".

Моя весьма наблюдательная подруга как-то сказала, что после того как познакомилась с Евангелием, то поняла, что до этого не понимала по-настоящему русскую классику, так как она построена на евангельских аллюзиях. А с европейской литературой есть такая тема, что для того, чтобы её по-настоящему понимать, надо знать две вещи: Библию и "Энеиду". То есть там не один кит, а два. Поскольку в Европе до XVIII века языком высокой культуры была латынь (да и в XIX веке её знание было обязательным для приличного человека), а вершиной латинской поэзии была "Энеида", то вся классическая европейская литература основывалась на аллюзиях на творчество Вергилия (которое в России известно, увы, очень мало из-за того, что Россия не была частью "латинского" мира, а существующие русскоязычные переводы "Энеиды" почти нечитабельны). Когда я перечитывал Шекспира после "Энеиды", это был совсем другой Шекспир, чем до "Энеиды". Там огромное количество скрытых отсылок к Вергилию. Например знаменитое "о, женщина, имя тебе - коварство" - это парафраз слов Вергилия "изменчива и ненадёжна женщина".

Конкретно у Толкиена очень много парафразов и скрытых отсылок к "Энеиде", а Эней - один из прототипов Арагорна.


Кот Бегемот

"И всё, что мы сделали, нам простилось"

этот жидкий гигант, который уготовил в себе гибель многим сотням людей, к которому десятки лет вся моя раса напрасно пыталась протянуть хотя бы ниточку понимания, что он, поднимающий меня, как пылинку, даже не замечая этого, будет тронут трагедией двух людей

Фильм Стивена Содерберга "Солярис" с Джорджем Клуни и Наташей Макэлхон в чём-то мне нравится даже больше, чем экранизация Андрея Тарковского. Тарковский сделал из "Соляриса" такой космический вариант "Преступления и наказания". А у Содерберга акцент смещён на мечту человека исправить свои ошибки и получить новый шанс. Конец там очень интересный сделали. Сам роман Станислава Лема заканчивается многоточием: Крис мечтает о том, чтобы Океан дал ему новый шанс, но получит ли он его и чем всё закончится - это в романе остаётся нерассказанным. В фильме Содерберга Океан даёт Крису второй шанс. Станция начинает падать на планету и в последний момент Крис отказывается эвакуироваться вместе со всеми и этой жертвой искупает свою вину. Над станцией смыкаются воды Океана, Крис получает прощение, становится частью мира Соляриса и воссоединяется с Хари. И этот хэппи энд в конце, когда Крис обнимается с Хари и у них впереди вечность - это, на мой взгляд, очень здорово. Люди должны иметь право получить новый шанс.

Имя Станислава Лема ассоциируется в первую очередь с романом "Солярис", но сам Лем никогда не считал его своим главным произведением - для него "Солярис" был просто частью цикла романов о проблеме контакта людей с инопланетным разумом и связанных с ним трудностях взаимопонимания. Но другие романы этого цикла (в одном люди сталкиваются с инопланетной цивилизацией, существующей по совершенно иным принципам, чем земная и не могут правильно понять её и "перевести" её бытие на язык земных понятий, в другом встречают цивилизацию самовоспроизводящихся роботов, которые оказались предоставлены сами себе после того как несколько миллионов лет назад на данной планете потерпел крушение корабль неких разумных существ, при этом весь экипаж погиб, а роботы выжили и стали развиваться сами по себе) были хотя и интересны, но не несли в себе никаких прорывных идей, всё это в том или ином виде уже в фантастике существовало. А вот образ мыслящего Океана оказался настоящим прорывом и принципиально новым словом в научной фантастике, интригующим воображение читателей.

Сила произведения в том числе и в том, что оно способно порождать разные интерпретации. Раз относительно романа Лема есть две совершенно разных кино-интерпретации, значит роман велик и там есть, над чем задуматься. Сюжет там, действительно, тянет на философские размышления, которые не обязательно совпадут с мыслями самого Лема.


Кот Бегемот

День бересты

26 июля 1951 года, 69 лет назад Новгородской археологической экспедицией А.В. Арциховского в Великом Новгороде была открыта первая берестяная грамота. Благодаря уникальным особенностям новгородской почвы, культурный слой этого города хорошо сохранил дерево и к настоящему моменту в Новгороде найдено более тысячи ста берестяных грамот (для сравнения: во всех остальных древнерусских городах в их совокупности найдено всего более сони грамот, то есть в одиннадцать раз меньше, т.к. дерево плохо сохраняется и очень мало изделий из него доходит до археологов) самого разного содержания: от учётно-контрольных и фискальных документов до любовных записок и детских упражнений в письме. Берестяные грамоты оживили для нас древних новгородцев и позволили заглянуть во внутренний мир средневекового русского города.

Берестяные грамоты дали очень важный материал для понимания общих закономерностей распространения письма на Руси и возможности сопоставления этого процесса с распространением письменности в других стадиально близких древних обществах. Письменность появляется в стратифицированных обществах для нужд хозяйственного учёта. Именно так появилась письменность, к примеру, в Египте, Шумере и Микенской Греции. Для хозяйственных нужд, когда началось формирование больших государственных и храмовых хозяйств. И только на следующем этапе возникают другие жанры письменной культуры, письменность начинает использоваться для абстрактных целей, появляется художественная литература и исторические нарративы. Этим же объясняется быстрое распространение письма на бересте в Новгороде - нуждами хозяйственного и налогового учёта (преимущественное их назначение - разного рода хозяйственно-экономическая переписка и учёт). Но постепенно берестяная письменность начала расширять свои функции, охватывать все стороны жизни горожан и использоваться в самых разных общественных и личных целях.


Кот Бегемот

Недобросовестная "критика"

Некоторые недобросовестные граждане, которые пытаются бросить тень на доброе имя Андрея Николаевича Сахарова (1930-2019), блестящего медиевиста, «обвиняют» известного покойного историка в том, что он будто бы «поддерживал Евгения Понасенкова». Разберём этот вопрос по пунктам.

(1) «Е.Н. Понасенков участвовал в конференциях, организованных А.Н. Сахаровым». Участвовал, и что? Там ещё сто человек участвовало с самыми разными взглядами и концепциями, т.к. в рамках нормального научного этоса конференция, она на то и конференция, что там слово дают разным людям, представляющим разные концепции. Из этого никак не следует, что организатор конференции разделяет взгляды или «поддерживает» какого-то конкретного её участника (да и как можно одновременно «поддерживать» сто человек с разными взглядами-?!), точно также как издатель или редактор журнала (сборника) может совершенно не разделять взгляды тех, кого он публикует («позиция редакции может не совпадать с мнением авторов»). Это базовые совершенно вещи.

(2) «А.Н. Сахаров является рецензентом книги Е.Н. Понасенкова». А является ли? Два историка, указанных в качестве рецензентов книги «Первая научная история войны 1812 года» (Н.Ю. Шведова и А.А. Васильев) написали письменные заявления, что они рецензентами книги не являются и просто что-то обсуждали с Е.Н. Понасенковым, из-за чего «на автомате» были записаны им в рецензенты. Это вообще сейчас довольно распространённая практика, когда историк А обсуждает с историком Б свою работу и на этом основании «автоматом» записывает его в рецензенты (и все к этому привыкли, потому скандалы по этому поводу бывают редко, но в личном общении я не раз слышал от старших коллег как их записывали «рецензентами» без спроса просто по принципу «ну у нас же хорошие отношения и мы ведь что-то обсуждали»). Поэтому пока не предъявлено подписанного А.Н. Сахаровым согласия быть рецензентом книги Е.Н. Понасенкова, мы не знаем, был ли он её реальным рецензентом или просто «на автомате» попал в таковые из-за того, что беседовал с автором.

(3) «Есть ролик, где А.Н. Сахаров с благодарностью принимает книгу Е.Н. Понасенкова и обещает прочитать». И что? В рамках нормального научного этоса историку положено читать все значимые работы по интересующим его темам (а книга Е.Н. Понасенкова как бы к нему ни относиться, является значимым событием, иначе её бы столько не обсуждали), в т.ч. и работы оппонентов (хотя в реальности хватает тех, кто работы оппонентов не читает или замалчивает) и по возможности поддерживать нормальные уважительные отношения со всеми коллегами, независимо от научных разногласий с ними (в реальности это, увы, сплошь и рядом не так и на научных оппонентов зачастую смотрят как на личных врагов, так что честь и хвала, тем, кто выше этого).

Если обратиться к работам самого А.Н. Сахарова по началу XIX века, то легко убедиться, что у него совершенно другая концепция и взглядов Е.Н. Понасенкова он не разделяет (с симпатией относится к Александру I, никакого «наполеонофильства» у него нет и т.д.). Строго говоря, мы вообще не знаем, читал ли он реально труды Е.Н. Понасенкова или старый историк просто проявлял вежливость, обещая сделать это. При этом А.Н. Сахаров, скорее всего, в интернетах не сидел и о «чудачествах» Е.Н. Понасенкова не знал ровным счётом ничего, тем более, что когда надо Е.Н. Понасенков умеет быть самой вежливостью. Для него это был просто «молодой нестандартно мыслящий историк». Так, в общем, Е.Н. Понасенков в некотором роде такой и есть. Он отнюдь не бездарен, наоборот, он весьма талантлив и у него есть все предпосылки (умение собирать и обрабатывать большие массивы данных, аналитические способности) к тому, чтобы стать большим оригинальным историком. Вот только... по каким-то причинам он не хочет им становиться, предпочитая эпатировать публику, и делает всё возможное и невозможное, чтобы им не стать и чтобы его наработки не имели шанса войти в научное поле. Собрав большой материал и выдвинув (или развив) ряд оригинальных положений, Понасенков подал всё это в нарочито неакадемичном, нарочито гротескном, нарочито отталкивающем и карикатурном виде. И если бы сейчас Андрей Николаевич был жив и реально проработал бы книгу Е.Н. Понасенкова, мы не знаем, как бы он её воспринял и что он бы о ней сказал. И совсем не факт, что она бы ему понравилась. Поэтому не надо фантазировать на эту тему и полоскать всуе честное имя заслуженного учёного. Читайте работы самого А.Н. Сахарова, он отвечает только за них.
Кот Бегемот

Княгиня Ольга - первый реформатор Руси

Сегодня день памяти княгини Ольги, выдающейся женщины правительницы Руси, деятельности которой посвящена моя большая работа

Восточнославянский политогенез и реформы княгини Ольги // Исторический формат. 2017. № 3-4. С. 175-234


§ 1. Первый этап восточнославянского политогенеза. Формирование этнополитических союзов
§ 2. Второй этап восточнославянского политогенеза. Формирование объединений из нескольких славиний
§ 3. Третий этап восточнославянского политогенеза. Формирование в Среднем Поднепровье поляно-варяжской политии и объединение славиний Восточной Европы вокруг Киева
§ 4. Реформы княгини Ольги. Создание системы погостов
4.1. Понимание учёными погостов как центров торговли и административного управления
4.2. Понимание учёными погостов как центров феодального властвования и финансово-административных округов
4.3. Дискуссия И.Я. Фроянова и М.Б. Свердлова о реформах Ольги, погостах и становищах
4.4. Территориальный охват реформ Ольги
4.5. Выводы
§ 5. Реформы Ольги и древнерусское градообразование


В статье рассматриваются процессы восточнославянского политогенеза VI-X вв., кульминацией которых станут проведённые в середине X века княгиней Ольгой административные и социально-политические реформы. Расселившиеся на Восточно-Европейской равнине славяне в своём общественно-политическом развитии последовательно прошли несколько стадий, для каждой из которых был характерен больший территориальный размах и более сложный уровень интеграции: (1) Формирование этнополитических союзов или славиний (древляне, кривичи, словене и т.д.); (2) Формирование таких политий, которые объединяли в своём составе несколько этнополитических союзов во главе с одной лидирующей славинией (подобные «суперсоюзы» были созданы, в частности, волынянами, древлянами и словенами); (3) Формирование в Среднем Поднепровье поляно-варяжской политии и создание ею путём завоеваний в конце IX – первой половине X в. «конфедерации» славиний, охватившей большую часть восточнославянских этнополитических союзов. Противоречивый характер данной «конфедерации» или «суперсоюза» (стремление Киева к усилению контроля с одной стороны и стремление славиний к восстановлению полной независимости с другой) вылился в серьёзный кризис: древляне убивают киевского князя Игоря и заявляют о собственных претензиях на лидерство в Восточной Европе. После победы над древлянами вдова Игоря, Ольга, осуществляет масштабную реформу формирующегося Древнерусского государства, направленную на его централизацию, создавая в качестве противовеса древним местным политическим центрам сеть киевских опорных пунктов (становищ и погостов). Начатое Ольгой наступление на самостоятельность славиний заложило базу для формирования политически единого (пусть и относительно) Древнерусского государства и сложения древнерусской народности.
Кот Бегемот

Выдающийся русский историк Андрей Николаевич Сахаров

Больше года, как нет с нами Андрея Николаевича Сахарова...

Андрей Николаевич Сахаров (1930-2019) - член-корреспондент РАН, с 1993 по 2010 г. директор Института Российской истории РАН. А.Н. Сахаров был выдающимся специалистом по истории Древней Руси, автором таких фундаментальных работ как "Русская деревня XVII в. (по материалам патриаршего хозяйства)" (М., 1966), "Дипломатия Древней Руси: IX – первая половина X вв." (М., 1980), "Дипломатия Святослава" (М., 1982, 1991), "Россия: Народ. Правители. Цивилизация" (М., 2004), "Русь на путях к Третьему Риму" (М., 2010), "Исторические обретения на рубеже XXI века: очерки" (М., 2011) и т.д.

Андрей Николаевич был человеком большого достоинства. Поскольку он занимал серьёзные административные посты и по многим ключевым историческим вопросам имел собственную позицию, зачастую расходившуюся с точкой зрения большинства, которую не боялся смело отстаивать, на него было много нападок от разной научной и околонаучной серятинки, подчас довольно грубых, но учёный никогда не опускался до того, чтобы на них реагировать.

Моё увлечение древнеславянской и древнерусской историей началось с прочитанной в детстве популярной книги А.Н. Сахарова «Мы от рода русского... Рождение русской дипломатии» (Л., 1986). Эта замечательная ярко написанная книга определила мою будущую профессию историка-слависта. Памяти Андрея Николаевича я посвятил свою книгу Славянский правитель Само и его «держава» (623-658). Источники, локализация, социально-политическая организация, историческое значение. СПб., 2019.


Выдающийся русский историк Андрей Николаевич Сахаров // Исторический формат. 2019. № 1. С. 9-12
Кот Бегемот

"Советский патриотизм"

У "советских патриотов" есть в путинской системе четкое понятное место: своей словесной демагогией о "великом Сталине" и "небесном СССР" они должны прикрывать все мерзости нынешней капиталистической (причем в худшем виде: с чудовищным расслоением, бесправием трудового народа и т.д.) власти. Кургиняны и прочие захары прилепины с колонелькассадами успешно с этим справляются. Если же кто-то выходит за рамки этой субкультуры и вместо мечтаний о "небесном Сталине", который придет порядок наведет, начинает задавать реальные вопросы к власти и ставить вопрос о реальной социальной справедливости в России, того в лучшем случае выкинут из информационного поля, в худшем - посадят.
Кот Бегемот

Государство и патриоты

У путинского государства есть одна характерная особенность: своих патриотов и охранителей оно любит публично унижать и вытирать об них ноги, причём делать это в циничных формах, с чувством, со смаком, с оттяжечкой. Патриоты, получив в энный раз по лицу грязным начальственным сапогом, неизменно начинают плакать и вопрошать за что. За то.

Мне в этой связи вспоминается сцена из фильма "Калигула" (вообще, гениальный фильм - лучшее известное мне кино-произведение о природе тирании):

Калигула: - Пытайте его медленно, очень медленно.
Прокул: - Всемогущий Цезарь, в чём меня обвиняют?
Калигула: - Как это в чём? В измене.
Прокул: - Но Цезарь, я ведь всегда служил Риму и тебе верой и правдой!
Калигула: - Вот в этом и есть твоя проблема, Прокул: ты честный римлянин, а значит, ты изменник.